Николай Иванович, по своей натуре , оптимист. И все изменения, которые происходят в его жизни, он принимает как должное, как естественный процесс. Конечно, кое-что ему не нравится.

Не нравится, что цены растут каждый месяц.

Но зато всё можно купить. Дефицита нет. Были бы деньги, да здоровье.

Раньше было наоборот: были деньги, а купить то, что хотелось, не мог. Дефицит. Зато был молодым. А это очень важно.

Многие жалеют о прошлой жизни не потому, что условия жизни тогда были лучше. А потому, что молодыми были. Поэтому и жизнь была лучше.

И так как человек живёт настоящим, то приходится мириться с тем, что есть. И радоваться тому, что имеешь.

Со всем Николай Иванович мирился, кроме одного. Терпеть не мог хамства.

Он понимал, что люди стали жить лучше. Поэтому появилось такое количество автомашин. Теперь многие могли позволить себе купить личное средство передвижения. Пусть даже и не новое, но своё.

Но Николая Ивановича поражало то, как люди меняются, становясь автолюбителями. Они ездят на своём авто по пешеходным дорожкам, по газонам. Паркуются на остановках общественного транспорта, на тротуарах. Для них уже не существуют другие люди кроме их самих.

«Я не такой как все. Потому, что у меня есть «ТАЧКА». Я очень крут» - вот их девиз.

Часто можно наблюдать, как такой «неземной» гражданин идет, задрав голову и крутит на указательном пальце ключи с брелком «Мерседеса» от своего видавшего виды «Жигули» или иномарки, от которой избавились наши западные соседи, которым больше повезло с правительством, чем нам.

В результате такого хамского отношения к своим согражданам остальные люди не могу свободно ходить по тротуарам, автобусы не могут остановиться на остановках. А газоны! Там где когда-то зеленела трава, сейчас канавы от колёс машин. И, наконец, это нарушение Правил дорожного движения.

Но, с молчаливой бездеятельности работников ГАИ, бардак процветает.

Вот с этим Николай Иванович мириться не мог.

Он боролся, как мог.

Сосед начал парковаться прямо на газоне против его окон. Что ты скажешь соседу? Ругаться же не будешь из-за этого.

Вот как-то встречает Николай Иванович этого соседа и говорит:

-У тебя машина не воняет. Ты ничего не чувствуешь. Когда в машину садишься?

-Нет. Отвечает сосед. – А что случилось?

-Да я несколько раз из окна видел, как какие-то подвыпившие молодые люди ночью мочились на твою машину. И всё забываю тебе сказать. Ты лучше бы ставил её на платную стоянку. Иначе она у тебя быстро заржавеет.

На соседа это подействовало очень сильно, и больше он машину на газоне не ставил.

Но всех, же этим не напугаешь.

Как то схватило сердце у Николая Ивановича. И врач направил его в дневной стационар на капельницу. Пройти курс для лечения сердечнососудистой системы.

Не любил он эти поликлиники, и лечиться не любил.

Да и врачам он не доверял.

«У этих врачей только начни лечиться, - думал он,- так от них здоровым уже не выйдешь».

Но на процедуры, всё же, решил пойти, попробовать. Тем более что поликлиника рядом.

После прохождения первого курса он чувствовал себя намного лучше. И вот, спустя полгода он уже сам попросил врача опять направить его на капельницу.

Тем более что и там он продолжал борьбу со злостными вредителями газонов.

Возле поликлиники всё та же картина, как и везде. Машины стоят на газонах, на тротуарах, на проезжей части. Районная поликлиника обслуживает больных, которые проживают в этом районе. Это не областная больница, куда едут издалека, и без машины не доберёшься.

Зачем человеку ехать на машине, если можно пройтись пешком. Или проехать 1-2 остановки на общественном транспорте.

Когда он полгода назад первый раз шёл на лечение, его возмутило это хамство людей.

«Вот стоит чей-то белый Опель прямо на клумбе. Хотел-бы я посмотреть на этого умника. Погрузить бы этот Опель на эвакуатор и увезти на штрафплощадку. А потом штрафануть владельца хорошенько. Глядишь, в следующий раз пришёл бы пешком», подумал тогда Николай Иванович.

В палате, где ставили капельницы, было семь кроватей. Одна из них были свободна. Изерив давление, Николай Иванович занял место на кровати возле двери. Мужики уже лежали под капельницами и, от нечего делать, вели непринуждённый разговор. Скорее не разговор, а так отдельные реплики. О чём? Да как обычно. О самом наболевшем: о политике. В этой области все считают себя умными и знают, что надо делать, что бы народ жил хорошо.

-Надо помогать частным предпринимателям. Давать им беспроцентные кредиты. Что бы они могли развиваться. Малый бизнес – это наше будущее. Без них страна не встанет с колен, - высказался больной у окна. Бутылочка с лекарствами в его капельницы была почти пуста. Видимо поэтому его речь была полна оптимизма. Лекарство начало действовать.

-Какие предприниматели? Какой бизнес? Всех на заводы и фабрики. Селян в колхозы. Все должны работать. И зарабатывать себе пенсию. Вот, что спасёт страну. Должна быть жесткая дисциплина. Развели демократию. Я тридцать лет отъишачил на производстве. И ничего.

Этот больной, видимо только начал процедуру. Капельница у него была полная.

-Что ни говори мужики, а жить стало лучше. Я раньше и мечтать не мог, что куплю машину. А вот купил. И не «Жигули». А немца – «Опель».

Вставил мужчина, расположившийся на соседней кровати.

Слово «Опель» насторожила Николая Ивановича.

«Уж не тот ли это белый Опель, что стоит на газоне».

И он решил уточнить:

-А Вы на машине приехали сюда?

-Да, конечно. А что пешком ходить, если есть машина?

-Когда я заходил в поликлинику, то видел, как какой-то белый Опель грузили на эвакуатор.

После этих слов сосед вдруг начал багроветь. Буд-то через капельницу ему вливали красную жидкость. Он, некоторое время испуганно глядел на Николая Ивановича и, наконец, заикаясь, промолвил:

-Ка-ка-как грузили? Зачем?

-Потому, что он был припаркован прямо на газоне. А ваша машина где стоит?

-Я-я не знаю. Где было место, там и поставил.

-Да, сейчас машин много развелось. Говорят, на эвакуаторах много зарабатывают. Да, что бы забрать машину, не одну тысячу надо заплатить,

- добавил сторонник жесткой дисциплины. У него, видимо, никогда не было машины. И он тихо ненавидел всех, кто их имеет. И этот эпизод приподнял ему настроение. Он еле сдерживал себя, что бы не захохотать.

-А Вы номер машины не видели?

- Нет. Я только заметил, что левая фара была разбита и сбоку вмятина. Видать свежая.

-Какая ещё вмятина? У меня никакой вмятины не было. И фары были целы.

-То эвакуатор задом сдавал и маленько рихтонул,- опять вмешался любитель дисциплины. Это всё зависит от опытности водителя. Есть такие, что им всё равно. Они же ни за что не отвечают».

-Это как же. Разбил фару и ничего. Они заплатят мне за ремонт.

-А ты попробуй, докажи? Скажет, что так и было,- оживился любитель дисциплины.

-Я помню, случай был- продолжал он.- Пришёл хозяин забирать машину на штрафплощадку, а машина его без колёс стоит. На таких беленьких кирпичах. Они называются силикатными. Ох, и крепкий кирпич. Красный кирпич рассыпался бы сразу. А этот ничего выдержал. Так что ему ещё повезло. Он начал возмущаться. А ему говорят: забирай то, что есть. А-то и этого не будет».

-Да ну? Это..это… как же это. Они не могут.

-Они всё могут - не унимался сторонник дисциплины.- Я помню, случай был. Мужик оставил машину на дороге. И ушёл. Приходит, а машины нет. Он давай расспрашивать. Может, кто видел? И ему водитель, который рядом стоял припаркованный сказал, что машину забрал эвакуатор. Он давай звонить в милицию, что бы узнать, куда её увезли и почему? А ему в ГАИ ответили, что эвакуатор по этому адресу не работал. И сказали, что он не первый звонит по поводу эвакуатора. Он машину до сих пор не нашёл.

-Спасибо. Успокоили.

-А вот ещё один случай был….

-Да помолчите Вы со своими случаями. Меня и без ваших случаев, сейчас инфаркт хватит.

-Да. Действительно не надо товарища так пугать. Может всё обойдётся,- вмешался Николай Иванович. - Как Вы себя чувствуете? У Вас вид не очень здоровый. Может сестру позвать?

-Что же мне делать?

-Чёрт с ним с этим железом. Купите новую,- пытался подбодрить его Николай Иванович. – Не переживайте Вы так.

-Я на это железо всю жизнь собирал. Ещё и с долгами не рассчитался.

Судя по состоянию владельца «Опеля», он был на грани срыва. И надо было розыгрыш заканчивать.

-На вашей машине багажник был?

- Нет, не было – с тайной надеждой посмотрел несчастный на Николая Ивановича.

- А на той машине был багажник. И на багажнике лежали какие-то доски.

- Да это тогда не моя машина?!

- Значит не Ваша. А Вы так переживали.

Николай Иванович остался довольным результатам. Он был уверен, что этот горе-водитель сделает правильные выводы. И не ошибся. Теперь тот приходил на процедуры пешком.

И к его удивлению он нашёл большую поддержку людей. Всю «грязную» работу сделали за него. И ещё одно поразило Николай Ивановича и оставило неприятный осадок в душе. Это злорадство. Когда больные узнали о случившемся, никто не проник сочувствием к пострадавшему. У всех появилась улыбка удовлетворения. С одной стороны это не по-товарищески. А с другой – это повлияло на улучшения самочувствия больных. Они получили огромный подъём настроения. И от чего? От неприятностей у соседа по кровати. «Мне хорошо потому, что ему плохо» - вот что получается.

Да, применяя этот метод лечения, можно было бы достигнуть больших успехов. Хотя этот метод не нов. И его успешно использовали при Советском Союзе. Только не в целях лечения, а в целях пропаганды советской власти.

Во всех газетах писали о западных странах только плохое. Забастовки трудящихся, нищета бездомных, произвол властей, убийства на улицах и т.д.

После таких «новостей» сразу чувствуешь себя счастливым, что живёшь не в капиталистической стране. Правда и тогда иногда проскакивали по телевидению сюжеты, заставляющие задуматься. Например, когда безработный в интервью сетует на то, что весь день ездит на своей машине в поисках работы. Возникал вопрос: почему там безработный, которому так плохо живётся, имеет свою машину. А наш рабочий не зная, что такое безработица, проработав всю жизнь до пенсии, не может купить не то, что машину, даже мотоцикл.

По этой причине, что бы не ранить психику советского человека, его просто не выпускали за пределы Советского союза. А те, кому волей случая доводилось побывать на «диком западе» получали неизгладимые впечатления об уровне жизни в «загнивающем капитализме». Это был настоящий шок. И многие не могли себя заставить вернуться на Родину. Но это совсем другая история.

Сейчас на всей территории постсоветского пространства машинный бум.

И улицы даже крупных городов не рассчитаны на такое количество транспорта. Отсюда и те проблемы, с которыми приходится бороться Николаю Ивановичу.

И теперь, спустя полгода после описанных событий, получив направление на капельницу, он планировал продолжить борьбу с хамством автолюбителей.

И каждый раз, подходя к поликлинике, он внимательно вглядывался в машины, припаркованные на газонах, выискивая объект для воспитания. И через несколько дней объект был найден. Из Жигулей девятой модели нежно-голубого цвета вылез мужчина, которого Николай Иванович видел вчера в палате. Теперь надо дать время этому автолюбителю занять место под капельницей. И Николай Иванович зашёл в аптеку купить кое-какие таблетки и шприцы для уколов. И вот, спустя минут десять, Николай Иванович, измерив давление, зашёл в палату. Поздоровавшись с пациентами и увидев владельца Жигулей, он произнёс, изображая негодование:

- Вы представляете? Подхожу к поликлинике, вижу: какие-то малолетки крутятся возле машины. Пытаются открыть дверь. Я подхожу и спрашиваю.

–Вы что здесь делаете? Это Ваша машина? Они отвечают: -Да. Наша.

Я говорю:- А ну-ка быстро отсюда. А то я сейчас милицию вызову. Они быстро выяснят, чья это машина. И они быстренько удалились.

Пока медсестра настраивала капельницу Николаю Ивановичу, он делал вид, что он всё сказал и его это больше не интересует. Что он занят важными процедурами. А сам боковым зрением наблюдал за автовладельцем. А тот не сводил с него глаз. Ждал, когда сестра закончит свою работу, чтобы продолжить начатую тему.

И только сестра закончила настройку капельницы и пошла из палаты, разговор продолжился.

-А какая машина была?

-Да Жигули, - равнодушно ответил Николай Иванович.

-А какие Жигули?- сгорал от нетерпения нарушитель парковки.

-Девятая модель. «Зубило», как раньше их называли.

-А какого цвета? – не унимался бедолага.

-Почему Вы так интересуетесь? Вы, что на машине приехали?

-Да, на машине. Какого цвета была та машина.

-Голубая. Такой редкий цвет.

-Моя. Хорошо, что Вы вовремя их отогнали. Спасибо. Я, думаю, они теперь не сунутся, сам себя успокаивал хозяин Жигулей.

-Я бы так не сказал. Когда я подошёл к ним, они меня не испугались. Значит, они видели хозяина машины. Видать, работают не первый раз. Есть опыт.

-Вы так думаете?

-Уверен.

-Да у меня там брать нечего. Разве, что магнитола.

-А они ничего брать не будут. Они её угонят куда-нибудь в гараж. А там разберут. И продадут на запчасти. и магнитолу тоже.

Тут в разговор подключились другие пациенты палаты.

-У нас в гаражах часто носят запчасти и на Жигули и на иномарки. – заметил сосед. – У них можно даже заказать необходимую деталь. И они потом приносят.

- Да, да! У нас в гаражах тоже самое.- Подтвердил другой.

-Ёлки-палки, а у меня и резина новая и аккумулятор я купил новый.

-Вот на резину они и клюнули. Очень ходовой товар.

-Ну вы мужики меня напугали. Надо идти к машине.

На некоторое время все затихли. И мужчина возле окна, молча лежавший с закрытыми глазами всё это время, открыл глаза. Повернувшись к «пострадавшему», спросил:

-А магнитола у Вас хорошая была.

-Хорошая. А почему была. Она есть.

Но мужчина, не обращая внимания на последнее утверждение, опять закрыл глаза и так тихо, как будто выражая мысли вслух, произнёс:

-Надо завтра вечером в гараже побыть. Может, магнитолу будут предлагать. Мой приёмник совсем плохой.

Снова воцарилась тишина. Хозяин голубых Жигулей широко открытыми глазами растеряно смотрел на желающего купить его магнитолу. Остальные, сдерживая смех, переглядывались между собой.

Наконец жертва шутки достал телефон и стал набирать чей-то номер. После ответа на звонок он взволнованно скороговоркой дрожащим голосом произнёс:

-Галя! Это я. Что там тебе сегодня снилось про машину?

В палате было тихо. Поэтому было слышно всё, что говорили на другом конце провода.

-Миша, а что случилось? Ты где?

Голос Гали был испуганным. Её испугал не этот глупый вопрос, а Мишин голос.

-Ничего. Всё нормально. Ты говорила, что тебе сон про машину снился. Расскажи, что тебе снилось.

Мишин ответ прозвучал, как вопрос: куда ты дела мою машину? И его голос ещё больше задрожал.

Это ещё больше напугало Галю.

-О, боже! Да, что там стряслось с твоей машиной.

Миша был на гране срыва. От раздражения он не мог произнести ни слова. Что-то мычал в трубку. И, поняв, что ничего вразумительного не может произнести, гневно прервал разговор.

Он лежал неподвижно, тупо глядя в потолок. Его красное лицо на белой наволочке выглядело как закат солнца на чистом небе. Краснее его лица бали только его уши.

Все молчали, наблюдая за Мишей.

Тишину нарушил телефонный звонок.

-Да! – нервно ответил Миша.

-Мишенька! Что там у тебя случилось? Галя плачет. Ничего не может объяснить. За что ты на неё кричишь.

-Ничего не случилось, - еле сдерживая себя произнёс Миша, - Я просил её рассказать мне свой сон.

-Какой ещё сон?

-Всё. Мне некогда. Ответил он и выключил телефон. И процедил сквозь зубы:

- Уже нажаловалась своей мамочке.

Один из соседей по палате, решив как-то успокоить его, мягко заметил:

-Любит тебя тёща. Надо с ней поласковей. Глядишь, и машину тебе новую купит.

-Она купит! На прошлой неделе занял у неё сотню на две неделе до получки. Срочно надо было. Да-к она уже третий деть спрашивает, когда я, наконец, отдам ей деньги. Поэтому переживает, что бы со мной ничего не случилось. Николай Иванович, поняв, что Михаил не на шутку разнервничался, решил успокоить его:

-Да не переживайте. Всё обойдётся.

Но Миша уже был в таком состоянии, что если он в ближайшее время не убедится, что с машиной всё в порядке, ему машина может больше не понадобится.

В это время у одного из пациентов закончился физраствор в бутылочке, и он позвал медсестру. Медсестра пришла, сняла ему капельницу и собиралась уже уходить. Тут Миша нервным голосом промолвил:

-Сестра, мне срочно надо выйти.

-Куда Вам надо, мужчина?

-Мне… мне надо… в туалет. Да, мне надо в туалет.

-Я не могу Вам снимать капельницу, а потом ставить опять. Потерпите ещё полчаса.

-Я не могу терпеть. Мне очень надо.

-Мужчина, что Вы как маленький.

И сестра ушла, не понимая, почему все в палате улыбаются, еле сдерживая смех.

Только Мише было не до смеха. У него была одна цель быстрее увидеть машину.

Мужчина, которому сняли только-что капельницу, немного полежал и собрался уходить.

-Друг, позови сестру, пожалуйста,- попросил его Михаил.

Друг пошёл, но быстро вернулся, сказал, что никого нет. Все заняты больными по палатам.

Ждать Миша больше не мог. Он аккуратно встал, снял правой рукой со штатива бутылочку. Вложил её в левую руку, в которой была игла от системы. И так, придерживая правой рукой иглу, направился к выходу.

-Миша, Вы куда? Стой!- кричали ему в палате. Они не знали, что делать. Звать сестру? Будет большой скандал. Может он не далеко. И скоро вернётся. Никто и подумать не мог, что он пошёл к машине.

Но он был настроен решительно. И до машины всё -таки добрался. Открыв машину и убедившись, что всё цело, он уже не хотел покидать её. Он прилёг на заднее сидение, бутылочку поднял в правой руке и закрыв глаза пытался успокоиться. Он себя неважно чувствовал. И надеялся, что от лекарства ему станет лучше, и он вернётся в палату.

Какой-то шум заставил его открыть глаза. Перед открытой дверью стояли две старушки.

-Сынок, тебе плохо. Может врача позвать?- заботливо спросила одна.

-Нет, нет. Не надо врача. Мне хорошо.

-Пошли отсюда,- шептала другая. Ты, что не видишь, что это наркоман. Когда он колется, его нельзя трогать – убьёт.

-Давай я тебе бутылочку подержу,- не унималась старушка. Ей, видимо очень хотелось помочь.

Вскоре число любопытных увеличилось. Выходившие из поликлиники люди, в основном бабушки, горели желанием узнать, что там возле машины происходит. Может, продают что-то.

Осторожная старушка всем объясняла, что это наркоман колит себе отраву. И, что ему мешать нельзя. Когда он всё выколет, то сразу уедет искать ещё наркотики.

-Да, не наркоман я. Я лечусь в этой поликлинике,- пытался объяснить им Миша, - Я вышел к машине, что бы её не украли. Жалко машину.

-Что он там говорит? – спрашивали бабушки из дальних рядов, стараясь не пропустить все подробности.

- Говорит, что он уже не наркоман. Он уже лечится. Машину украл, а теперь жалеет сердечный. Значит, совесть есть.

Миша чувствовал, как он потихоньку сходит с ума.

-«Надо что-то решать,- думал он, иначе это плохо кончится».

-Посмотрите, пожалуйста, за машиной, обратился он к старушке, которая так хотела ему помочь,- а я пойду, сниму капельницу.

Другого выхода у него не было. Бутылочка с физраствором уже заканчивалась. Надо было её снимать. Да и неизвестно, что там делается в палате.

«Какая была спокойная жизнь, пока я не купил эту машину. Ни за что так не пережевал, как сейчас. Отдал все сбережения, да ещё в долги влез, что бы теперь нервы трепать», размышлял, идя в палату Михаил,- «На что мне эта машина? Куда мне на ней ездить? Дачи у меня нет. На работу? Да пока в этих пробках доберёшься до работы, мало того что опоздаешь. То ещё инфаркт схватит. Вокруг такие машины!!! Заденешь, и всё жизнь на ремонт работать будешь. Они же на своих крутых тачках ездят как с горы на лыжах между флажками. А на работе тоже покоя нет. Каждые десять минут выглядываешь: на месте ли машина. После таких поездок, наверное, у меня давление и начало прыгать. На метро в сто раз быстрее. И нервы в норме будут. А на эти деньги надо было поехать куда-нибудь за границу отдохнуть и мир посмотреть. В Египет, например. Посмотреть пирамиды. А то остаток жизни буду караулить своё авто. О чём я думал, когда решил купить машину? Да и жена говорила: -«На что тебе машина? Кого ты хочешь удивить». Действительно, кого сейчас этой машиной удивишь. Хотелось показать, что я хорошо живу. Что у меня всё есть и машина тоже. Ну, теперь показал. Хватить. Пока она бегает, надо её продавать. Отдам долг, и поедем с женой в Египет. Вот жена обрадуется».

-Мужчина, Вы где ходите? – прервала его размышления медсестра,- Мы все туалеты обыскали. Кто Вам разрешил выходить из палаты с системой. Вы в своём уме? Мы Вам больничный не закроем. И на работу напишем жалобу.

Миша молча лёг на свою кровать и облегчённо вздохнул. Он уже принял для себя решение. И от этого ему стало так легко, как когда-то когда он ещё не был автолюбителем.

Но скандалом в поликлинике неприятности не закончились. Выйдя на улицу, Миша сразу заметил возле своей машины милиционера в окружении старушек. Когда он подошёл ближе, заботливая старушка, прячась за стража порядка, вытянула свой кривой указательный палец на Михаила и произнесла: «Вот он, наркоман».

- Какой я Вам наркоман.

Милиционер глянул на свежий след на вене от капельницы.

- Давно колешься?

- Я не ко-люсь.- медленно и по слогам сказал Миша. Ему казалось, что так будет более убедительно.

- Всё понятно. Ваши документы, - потребовал сержант милиции.

Миша достал права, техпаспорт и протянул милиционеру.

- В таком виде Вы не можете управлять транспортным средством. Придётся проехать с нами в участок, сказал сержант и показал рукой куда-то в сторону.

Только теперь Миша заметил милицейский «бобик» припарковавшийся невдалеке и ещё одного милиционера с автоматом на перевес.

- Это ка-ка-я-то о-шиб-ка,- от волнения Миша не замечал, что он продолжает говорить по слогам.

- Там разберёмся. Что у Вас в пакете.

Прежде, чем Михаил ответил, сержант вывернул содержимое пакета на капот машины. Из пакета выпало полотенце и четыре одноразовых шприца. Он брал на процедуры всегда шприцы с запасом. Мало ли что? Теперь он ругал себя за это. Содержимое пакета придало ещё больше уверенности милиционеру.

- А ты запасливый, - перешёл на «ты» страж порядка.

- Да я в поликлинику ходил на уколы.

- Пройдём в машину. Там разберёмся.

К радости «заботливой» старушки, Мише пришлось идти в машину.

В машине разговор происходил жёсче:

- Ну что мужик! Надо ехать в лабораторию брать анализы на наличие в тебе наркотических веществ. Есть свидетели, что ты на глазах у прохожих кололся.

А машину твою ставим на штрафплощадку.

- Да не кололся я.

- Ну, это анализы покажут. Так, что ты подумай.

- Да-к, что мне делать. Что думать?

- Что ты можешь предложить?

Наконец Миша понял, на что намекают блюстители закона.

Расставшись со всеми денежными знаками, что были при себе, Миша уныло побрёл к машине.

Желание продать машину у него было такое же, как недавно желание купить.

Нет, сейчас желание было больше, чем тогда. Как всё изменилось в этот день. Ему стало грустно. Грустно не от того, что произошло с ним в этот день. Нет. Грустно от того, что он потратил столько сил и средств на то, что ему было не нужно. Поддавшись искушению быть не хуже других и желание выглядеть респектабельным в глазах окружающих, он изменил свою жизнь не в лучшую, а в худшую сторону. Спокойная, без каких-либо больших проблем жизнь превратилась в сплошную нервотрёпку. На первом месте теперь машина. Вместо новой обуви для себя или для жены теперь покрышки для авто. Вместо одежды – запчасти. Уже дошло до того, что прежде чем что-то купить прикидываешь: сколько бы литров бензина на эти деньги можно было заправить. А прикинув, решаешь, что лучше купить бензин. Это абсурд. Ну если нет возможности содержать машину, зачем мучить себя. Ведь жил без неё. И дальше проживу. Всё. Решение принято. Завтра… Нет. Сегодня. Даю объявление и продаю.

Николай Иванович не знал, как развивались события вне поликлинике. Он не ожидал такой бурной реакции на свой урок по воспитанию. И сначала подумал, что переборщил. Но с другой стороны при таком бурном восприятии сложившейся ситуации, результат будет положительный и устойчивый. Так оно и вышло. Ситуация, разыгранная Николай Ивановичем, помогла вернуться человеку к нормальной жизни. И возможно здоровье тоже придёт в норму.

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...