Хотела этот пост 1 апреля написать, но, как водится, заленилась.

Мы с ребенком ходим в библиотеку, берем там разные книжки. Поскольку читать только проверенную временем классику - ну сколько ж можно, берем все, что можем найти подходящего по возрасту. Вот нашли такое (автор - Владимир Бояринов)


(превьюшки, большие по клику)

Белая Варвара

Я медведей пасу
В Тарабарском лесу,
Говорю с косолапыми запросто.
Говорю: «Никогда
Никакого вреда
Не чините соседям, пожалуйста!»

Все медведи подряд
Мне в ответ говорят:
«На дубу, за рекой Тарыбарой,
Злая птица сидит,
Рассердиться грозит,
А зовут ее Белой Варварой!

В Тарабарской семье
Ни козе, ни свинье
Нет от Белой Варвары прохода.
Всё грозит: «Подожду
И дубы подожгу!
Только руки марать неохота».

«Мы не тронем в лесу
Ни лису, ни осу,
Перейдем на овес недозрелый,
Станем есть колбасу
В Тарабарском лесу,
Лишь избавь от разбойницы белой!»

Я в четвертом часу
В Тарабарском лесу,
На дубу, за рекой Тарыбарой,
Словно бы невзначай
Напросился на чай
И беседовал с Белой Варварой.

Не гнездо, а хоромы
У вороны Варвары,
Там лежат у вороны
Дорогие товары:
Деревянная ложка,
Оловянная брошка,
Кукурузный початок,
От ботинок шнурки,
Пара новых перчаток —
Обе с правой руки.
Есть алмаз у вороны
Из английской короны.
Ну а главное — спички
И дурные привычки.

Похвалялась Варвара:
«Я была в городке.
Спичек сорок с базара
Принесла в коробке!
Это вам не игрушки
Подожду -подожду
И дубы на опушке
С двух концов подожгу!»

И шумела Варвара:
«Величайте меня
Королевой пожара,
Госпожою огня;
Величайте Жар-птицей,
Тарабарской царицей!»

Очень я удивился,
Чуть с гнезда не свалился
И закашлялся: «Ваше высочество,
Королева огня,
Пощадите меня,
Погибать понапрасну не хочется!»

А ворона бела
Чай из блюдца пила,
Добавляла заварки погуще.
Выпивала до дна,
И сердилась она,
И грозилась всё пуще и пуще:
«Никому не спущу!
Никого не прощу!
Ни один не спасется от спичек,
Если не получу,
Завтра не получу
Миллион муравьиных яичек!»

Я сказал: «Миллион?!
Да откуда же он
У несчастных зверушек возьмется?»
Но ворона бела
Непреклонной была,
Как подпрыгнет да как рассмеется:

«Ха-ха-ха!» — говорит.
«Че-пу-ха!» — говорит.
«Ты гордец,— говорит,— и придира.
Пусть построит зверье
Мне не дом, не жилье,
А дворец из голландского сыра!

Буду я во дворце,
На голландском крыльце,
Муравьиные жарить яички.
Как взойду на порог,
Как возьму коробок,
Как достану заветные спички!
Как достану одну,
Как с оттяжкой взмахну!
Как ударю булатом По кремневым палатам!..»

Так она разошлась,
Так она разожглась,
Что и впрямь получился ударище!
И пожар на дубу
Заиграл во трубу,
Не пожар — настоящий пожарище!

Загорелись хоромы
У вороны Варвары,
Где лежат у вороны
Дорогие товары:
Деревянная ложка,
Оловянная брошка,
Кукурузный початок,
От ботинок шнурки,
Пара новых перчаток —
Обе с правой руки...

А ворона крылом
Машет, как помелом,
Голосит: «Ох, спасите товары!»
А товары горят,
Даже белый наряд
Прокоптился насквозь у Варвары.

И ворона бела
От хвоста до крыла
Стала черною, как головешка.
И сказала она:
«Ох, останусь черна!»
Разрыдалась, присев на полешко:

«Ох, сгорели до нитки
Дорогие пожитки:
Деревянная ложка,
Оловянная брошка,
Кукурузный початок,
От ботинок шнурки,
Пара новых перчаток —
Обе с правой руки.
Ну а главное — спички
И дурные привычки!..»

Тут бы делу венец,
Тут бы сказке конец,
Только я на свое удивление
В Тарабарском лесу,
Где медведей пасу,
Прочитал на дубу объявление:

«Дорогие мои,
Золотые мои,
Всевозможные звери и птички,
У меня - у вороны
Есть алмаз от короны, -
Не хотите меняться на спички?..»

Ребенку, кстати, нравится, не знаю, как сделать это ей развидеть.

А вот еще одна история, более поучительная - про медведя Никодима

Главное дело

У медведя Никодима
Дел под осень много.
Главное — необходима
Теплая берлога.

Никодим идет в кусты.
Место выбирает
И с березы бересты
Надирает.

На березовых листах
Дом рисует дегтем
И окошки в двух местах
Прорубает когтем.

А пониже —
У порога,
У крыльца родимого.
Нацарапано:
«Берлога
Никодимова!»

«Крепок духом я и телом! —
Говорит медведь,—
Только самым важным делом
Буду занят впредь!

Дом построю — это тоже
Дело не последнее,
Чтоб с рисунком были схожи
Кухня и передняя.

Чтобы каждая скотинка
Ближе подходила
И вздыхала:
«Как картинка,
Дом у Никодима!»

Третью ночь в лесу не спит
Только он один.
От усердия сопит
Никодим.

Бересту придержит локтем,
Наклонится над листом,
Сунет лапу
В бочку с дегтем —
И «построит»
Новый дом.

И висят на паутинке
Меж ветвей сосновых
Три вчерашние картинки
И семнадцать новых.

И на каждой —
У порога,
У крыльца родимого,
Нацарапано:
«Берлога
Никодимова!»

Сто рисунков накопилось,
Сто картин готово впрок.
Даже выставка открылась
Никодимовых берлог.

И сорока верст за двести
Разносила на хвосте
Удивительные вести
О медвежьей бересте.

Все дивились,
Все вздыхали
И поврозь,
И вместе:
«Зря мы раньше но слыхали
О таком умельце!
Что за чудо,
Что за диво,
Что за дом у Никодима -
Любо поглядеть!»

«Я ль не занят
Делом славным,
Самым нужным,
Самым главным?!» -
Важничал медведь.

Осень мимо прошла,
А зима не мимо:
Ни двора, ни кола
Не нашла у Никодима.

Рассердилась, говоря:
«Что ты за убожество!
Ты потратил время зря
На свои художества!
Что ты За животное
Такое беззаботное!» -
И смахнула с паутинки
Никодимовы картинки.

«Ну и пусть,—
Сказал медведь,
Я схвачу простуду,
Но ни плакать, ни реветь
Все равно не буду!

А займусь я
Долом главным,
Самим важным,
Самым славным -
И когтями на снегу
Дом построить я смогу!
Ровно-ровно,
Как по струнке,
Лягут бревна на рисунке,

А пониже -
У порога,
У крыльца родимого,
Нацарапано:
«Берлога Никодимова!»

Нет, конечно, Чуковский тоже странную траву курил, но он какой-то с детства привычный. Известно, что дети, которым в детстве читали Чуковского, могут вырасти нормальными. А про это еще нет экспериментальных данных.

http://tanina-solea.livejournal.com/664167.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...