Ласковым теплым майским вечером случилось ужасное. В Киеве, на пороге своего дома, тремя выстрелами в спину был застрелен президент Украины Петро Порошенко.

Как пояснила его жена, допрошенная по горячим следам прямо в ванной, у Петра с друзьями была старая традиция - с наступлением сумерек ходить в баню. Обычно муж возвращался домой поздно ночью, нетвердым шагом прокладывая дорогу в предательски непредсказуемом коридоре прихожей. И ничто не предвещало беды, когда Петро как и обычно, с третьей попытки открыл входную дверь. Вдруг в темноте прозвучало три выстрела. Киллеры, громко ругаясь матом с сильным московским акцентом, бросились наутек, роняя на бегу балалайки, водку, российские паспорта, удостоверения сотрудников ФСБ и ГУ ГШ ВС РФ. Следствие, таким образом, завершилось не успев начаться, убедительно указав на неустановленных лиц, близких к окружению президента Путина. Порошенко скоропостижно скончался в машине скорой помощи.

Новость о подлой и циничной расправе над главным противником России, четыре года спасавшим Европу от набегов кремлевских орд, произвела эффект разорвавшейся бомбы. Длинный список актов агрессии России пополнился еще одним чудовищным эпизодом. Цивилизованные страны в едином порыве выстроились в очередь, дабы отомстить кремлевскому карлику. Как из рога изобилия посыпались санкции. Военные бюджеты для в целях отражения потенциальной российской агрессии увеличили в два раза. Чтобы окончательно поставить Москву на колени, не спрашивая ООН три дня бомбили Сирию.

Но на четвертый день украинские СМИ скучным голосом поведали, что Порошенко торжественно открыл инсталляцию скворечника в Бердичеве. В своей привычной манере поддатый Петро, делая эффектные паузы для обуздания заплетающегося языка, хвалил себя за децентрализацию, которая позволила реализовывать глобальные инфраструктурные проекты по всей стране вообще не используя бюджетных средств.

Это событие вполне могло пройти незамеченным для украинских СМИ, но в дело вмешались западные журналисты, действующие якобы от имени своих не в меру любопытных слушателей. Так, например, они желали знать, каким образом воскрес мертвый Петро - на что Порошенко ответил, что бесплатных интервью не дает, но все обстоятельно и подробно расскажет за 60 миллионов долларов. Не удовлетворившись столь лаконичным и исчерпывающим объяснением, журналисты устроили небывалый фейерверк из глупых вопросов. Одни настаивали на медицинской экспертизе, но в минздраве Украины им резонно возразили, что денег на освидетельствование лиц после трех пулевых ранений в новом бюджете решили не тратить, поскольку они по-любому умрут. Другие возмущались, что непродуманные действия Порошенко нанесли ущерб репутации коллективного Запада, на что им возразили уже в климкиновском МИДе - если Россия виновата (а вышло именно так), значит и с репутацией все окей. И наоборот - попытки переложить вину за убийство Порошенко на украинскую сторону снимают вину с России, чем наносят репутации Запада непоправимый вред. Третьи вообще отказывались понимать, как государством может руководить мертвый президент. Но своевременно принятый закон, по которому отрицание убийства Порошенко Путиным (как подрывающее устои нации и государства) каралось 10 годами строгого режима, охладил пыл даже самых заядлых скептиков.

Но в это время подоспело заявление российского МИДа: если Петро продолжает выполнять функции главы украинского государства, значит он вне сомнения жив, а обвинения в адрес России совершенно беспочвенны. Заявление было встречено дружными вспышками гнева как среди западных политиков, так и в кругах прогрессивной общественности. Все сошлись на мнении, что наглость России перешла все возможные границы, ее возражения не выдерживают критики, и других убедительных объяснений, кроме организованного Кремлем заказного убийства, быть не может. Больше всех был возмущен сам Петро, который незамедлительно обнародовал веские доказательства абсурдности позиции России: дверь со следами пулевых отверстий, полбутылки шпионской водки и свидетельство о собственной смерти. Потрясая в ООН паспортами своих убийц, он яростно обличал гибридную российскую агрессию и решительно требовал поставить Кремль на колени.

Тем временем по всей Украине был объявлен траур. В Киеве прошли пышные похороны Порошенко. Президент, утирая скупую слезу, лично возложил цветы на могилу героя. Обратившись к скорбящей нации с пылкой речью, он клятвенно пообещал, что не вложит меча в ножны, пока покойный не будет отомщен, и эта священная война станет основой его программы на предстоящих выборах в 2019 году.

Тут было возмутилась оппозиция, которую столь бесцеремонно прервали в самый ответственный момент дележа портфелей. Мол, мертвому Порошенко, конечно, можно продолжить выполнение президента - если наши американские друзья не против. Но его не сможет зарегестрировать в качестве кандидата в президенты центризбирком.

Развернулась широкая общественная дискуссия. Маститые политологи с голубых экранов на голубом глазу доказывали, что в двойственном положении президента нет ничего необычного. И что она есть лишь модный тренд современной украинской политики - одновременно существует и не существует членство страны в НАТО, ЕС, СНГ; газовая зависимость от Кремля, война на Донбассе и нападение России. А выборах ранее уже участвовал мертвый кандидат - Дарт Вейдер, который как известно умер на руках у Люка Скайуокера.

Но большее количество эфирного времени было оплачено за патриотический аргумент: убийство Порошенко стала той скрепой, которая соединила распадающуюся нацию заново, всвязи с чем ни о каком ревизионизме не может быть и речи. Волонтеры, выбиваясь из последних сил, героически собрали по всей стране сотни миллионов гривен для семьи невинно убиенного Петра - тут же канонизированного в чине мученика УПЦ КП. Терминаторы, киборги, пациенты психиатрических лечебниц - чаще всего это одни и те же люди - с именем Петра героически обстреливали жилые кварталы на Донбассе. И что самое главное - из-за неслыханного акта российской агрессии украинская сторона вообще перестала платить за российский газ, и по той же причине Стокгольмский арбитраж полностью отклонил все финансовые претензии Газпрома. Что, в свою очередь, сделало возможным получение нового транша от МВФ. Таким образом, сомнения в виновности России в убийстве грозили не только духовной катастрофой, но и экономическим дефолтом.

Украинская нация все больше укреплялась во мнении, что позитивная составляющая президентоцида не только позволяет пережить боль утраты, но и вселяет надежду на светлое будущее. Поэтому все только выиграют, если в скором времени кремлевские диверсанты убьют Порошенко еще раз. А лучше - два.

https://nikolay-zaikov.livejournal.com/395543.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...