Разве российский шоколад хуже импортного? А пиво?

О водке я не говорю...

Боря Ельцин

Президент Польши Коморовский (плаксиво): Господа, господа, не проходим мимо, покупаем яблочки! Свеженькие, краснобокие… Урожай этого года… Покупаем!

За сценой шум, крики, грохот падения тела. Вламывается почтальон Печкин в маньячном плаще и бескозырке.

Печкин: Всем стоять! Работает «Почта России» (к Лукашенко): Ты Коморский будешь?

Лукашенко: Та бог миловал… Вон он, яблоками торгует.

Печкин: Короче так, негоциант… Тебе посылка из Москвы, от Путина. Теперь медленно опусти руки и распишись…

Коморовский: Я знал! Я знал, что ненавистный Путин струсит! Слабак! Он еще испытает на себе польский гнев! Припрётся с извинениями, а я ему такой: На колени, смерд! (разрывает упаковку) Деньги наверное прислал… если меньше миллиарда, не возьму! Что это? (недоуменно вертит в руках брошюру, читает) «Сто и одно блюдо из яблок»… Ничего не понимаю… А это что вложено? Чек наверное… Так…Авиабилет на Смоленск с открытой датой! Матка Боска! Ублюдок! Свинья! (топчет ногами брошюру)

Лавров: О! Давай, Комарик! Выше! Хтонескачеттотмоскаль… Хтонескачеттотмоскаль!

Лукашенко: Чего это мурло польское истерит?

Лавров: Яблочный спас у него.

Лукашенко: Он же католик.

Лавров: Да хоть язычник, урожай яблок пропадает, спасать надо, вот и получается «спас».

Лукашенко: Что с урожаем не так?

Лавров: Мы у них фрукты покупать отказались… из- за плодожорки…

Лукашенко; Из-за этой, что ли? (показывает на уплетающего банан Обаму)

Лавров: Ну, можно сказать и так… из- за неё!

Обама (обиженно): Какая я ещё плодожорка! Джейн, представьте меня!

Псаки: Шеф, я представляю Вас под жарким африканским солнцем, с бананом на пальме…

Обама (сердито): Джейн, так меня Путин с Лавровым представляют…

Лукашенко: От дура-баба, всю презентацию Маугли испортила!

Лавров: Позвольте, я попробую… Дамы и господа, представляю Вам лауреата Нобелевской премии мира, развязавшего три войны, самого популярного политика по версии журнала «Вечерний Гомосек», Барака Хусейновича О-о-обаму…

Порошенко: Та не слушайте Вы москаликов! Вас жеш увсе любят! В знак признательности, позвольте от имени благодарного украинского народа вручить Вам дорогой Баран…

Обама: Знаю, знаю, хлеб да соль…

Порошенко: Ни-и-и, хлеб да соль — це москальска хаванина. Наш символ — жареные покрышки с коктейлем молотова.

Под душераздирающие звуки украинского гимна на сцену выходят гарны дивчины с жареными покрышками.

Лукашенко: Надо ж, какая музыка, какая-то печальная… кто-то помер?

Лавров: Что ты, камрад, наоборот — ще не вмер! По этому поводу свидомые и кручинятся…

Лукашенко (облизываясь): Стесняюсь спросить, почему дамы- без нижнего белья?

Лавров: Новый тренд, в рамках акции: «Не дай русскому»… Шалят… А почему Псака в одном башмаке, что неинтересно?

Лукашенко (разглядывая Псаку): Гхм…Действительно в одном… А почему? Тоже акция какая-то?

Лавров: Ролевые игры, камрад! Золушка убегала от прынца, ногу потянула, тапок потеряла…

Жириновский: Во-во! Я давно говорил, что ей, в конце-концов, кто-нибудь ноги повыдёргивает! Если догонит, конечно! Этот раз, похоже, все таки не догнали! (обращаясь к Порошенко) Кстати, малахольные… Мне повестку в ментовку на допрос прислали, ладно, Зюганову, в принципе не зря, ему давно пора, на кой Вы Шойгу вызвали?

Порошенко: Шо, нэ прилетит?

Жириновский: Ваше счастье, если не прилетит! А если он на стратегическом бомбардировщике прилетит? Полгода потом своего гомосека Авакова извлекать из под обломков будете! А вообще, непонятно, чего Вы выделываетесь-то? Сланцев то у Вас, как выяснилось нет!

Лукашенко: А что такое сланцы?

Жириновский: Тапочки такие, их еще вьетнамками называют.

Президент Вьетнама Шанг: Им, что тапочек не хватает?

Жириновский: Вообще-то им мозгов не хватает, впрочем, тапочек, наверное тоже.

Шанг: Мы немедленно готовы поставить дружественному Киеву любое необходимое количество тапочек.

Жириновский: Только смотрите, чтобы белые были!

Шанг: Почему именно белые?

Жириновский: Потому что зима скоро, и чувствую я, что зимой в Киеве белые тапки нарасхват пойдут.

Порошенко: Гарных вьетнамских хлопцев дякую душевно…

Шанг: Простите, что он душевно делает?

Жириновский: В принципе, душевно он делает все! Бомбит города, пьёт горилку, задницу мартышке вылизывает, а в данном случае Вас кинуть пытается… Все душевно.

Яценюк (яростным шепотом Порошенко): С ума сошел, Хунтик? Зачем нам тапки?

Порошенко: А чего не брать, на халяву-то?

Яценюк: Ты чё думаешь, они оплату не потребуют?

Порошенко: А ты чё думаешь, мы им платить будем?

Оба громко ржут…

Обама: Господа, минутку внимания! Мы собрались не яблоками торговать… и не тапочками…

Лавров (вполголоса): Ничего удивительного, у кого что есть, тот тем и торгует… У кого ничего нет (взгляд на Порошенко), тот хлебальником торгует…Диалектика…

Обама: Вот, кстати, Лавров, скажи, почему Ваш кровавый мордорский режим собирается иранскую нефть продавать? Вы что, не знаете, что в отношении Ирана введены санкции?

Лавров: А в отношении нас, позвольте спросить, что введено? У нас санкции, у них санкции, минус на минус, даёт плюс…

Обама: Ладно, пример неудачный, с другой стороны зайду: Вы уверены, что Иран не будет обогащать уран?

Лавров: Мы уверены, что Иран не будет обогащать Пендостан, а мы больше не будем обогащать Куевское царство. Санкции, они такие… Кстати, о санкциях: господа, чуть не забыл! Владимир Владимирович, просил поздравить дорогую Ангелу Доротею Меркель с прошедшим днём рождения… Разрешите, от имени, так сказать, и по поручению…(протягивает завернутый в блестящую упаковку объемистый сверток)

Меркель: Что это?

Лавров: Валенки, естественно.

Меркель: Зачем мне валенки?

Лавров: Ну, учитывая, что отныне европейские авиакомпании будут в Азию летать через Северный полюс, думаю пригодятся… Почувствуйте себя полярниками…Да, не печальтесь Вы так! Вон смотрите Латвия же не переживает… К шпротному спасу потихоньку готовится!

© Александр Перлин

Оригинал записи – в блоге